Непоименованный договор это

Чем непоименованный договор отличается от смешанного

  • Поименованные и непоименованные договоры
    • Виды, примеры непоименованных договоров
  • Смешанный договор
  • Проблемы квалификации непоименованных и смешанных договоров

Поименованные и непоименованные договоры

Принцип свободы договора позволяет участникам гражданских правоотношений заключать различные соглашения, в т. ч. прямо не поименованные в законе (чч. 1–2 ст. 421 Гражданского кодекса РФ, далее — ГК РФ). К поименованным, например, относятся договор купли-продажи, бытового подряда, коммерческой концессии, займа и прочие соглашения, непосредственно названные в законах.

Как указал Пленум ВАС РФ в важнейшем постановлении «О свободе договора и ее пределах» от 14.03.2014 № 16, непоименованный характер договора обуславливается не наличием или отсутствием названия, но отличными от предусмотренных в ГК РФ договоров:

  • предметом;
  • распределением рисков;
  • правами и обязанностями сторон и др.

Непоименованный договор — это договор, который напрямую не предусмотрен действующим законодательством, однако ему не противоречит, и не соответствует квалифицирующим признакам отдельных закрепленных в законодательстве видов поименованных договоров.

Виды, примеры непоименованных договоров

Смысл заключения непоименованного договора — именно в его индивидуальном характере: каждый такой договор квалифицируется судом независимо от сходства с другими договорами (например, инвестиционным контрактом, см. постановление АС ВВО от 28.02.2018 по делу № А43-13317/2017). Поэтому отсутствует классификация, подразделяющая непоименованные договоры на виды.

Поскольку особенности непоименованного договора ГК РФ и прочими НПА не урегулированы, соглашения такого вида должны соответствовать общим требованиям к договорам. Например, в любом договоре обязательно должен быть определен предмет (ч. 1 ст. 432 ГК РФ).

Примеры непоименованных договоров:

  • договор о добровольном возмещении вреда;
  • договор об установлении спонсорских отношений;
  • договор об использовании отдельного конструктивного элемента здания для рекламных целей (такой договор, по мнению судов, не является договором аренды, п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 № 66, п. 7 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 64).

К непоименованным договорам правила о поименованных договорах не применяются. Однако к отдельным отношениям сторон по договору возможно применение правил о сходных правоотношениях по правилам аналогии закона. Правда, только тогда, когда непосредственно договором правоотношение не урегулировано (п. 49 постановления Пленума Верховного суда РФ от 25.12.2018 № 49).

Смешанный договор

Возможность применения смешанной договорной конструкции закреплена в ч. 3 ст. 421 ГК РФ.

  • договор аренды помещения с последующим выкупом;
  • договор поставки оборудования с монтажом.

В настоящий момент широко распространена версия, что смешанный договор может включать элементы не только поименованных, но и непоименованных договоров.

К отношениям сторон по смешанному договору, а также к форме самого договора применяются соответствующие правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре (ч. 3 ст. 421 ГК РФ). В части, не урегулированной правилами о том или ином виде договоров, применяются общие положения ГК РФ о договорах.

Все актуальные позиции судов о непоименованных договорах — в системе КонсультантПлюс. Если материал не открывается, получите бесплатный пробный доступ в систему.

Проблемы квалификации непоименованных и смешанных договоров

Цивилисты не пришли к единому мнению по вопросу, являются ли смешанные и непоименованные договоры отдельными независимыми категориями соглашений или смешанные договоры все же выступают разновидностью непоименованных. Некоторые эксперты вообще отождествляют 2 эти договорные конструкции.

Доминирующей все же является версия, что типичные смешанные и непоименованные договоры — это 2 разные группы соглашений, каждая из которых обладает своими специфическими признаками и регламентируется разными нормами права.

Так, выделяют следующий комплекс признаков, при соответствии которым договор может быть квалифицирован как смешанный:

  • договор должен объединять 2 и более типа договоров;
  • хотя бы один из договоров, элементы которых входят в смешанный, должен быть поименованным;
  • возникшие между сторонами договорные отношения не должны быть прямо прописаны в законе.

Под непоименованным договором следует понимать такое соглашение, относительно которого НПА не урегулирован хотя бы один из квалифицирующих признаков законодательно закрепленных видов договоров. Основная сложность квалификации договора как непоименованного состоит в том, что требует глубоких юридических знаний о типах и видах поименованных в законодательстве договоров, понимания их правовой сущности и квалифицирующих признаков.

Итак, мы рассмотрели понятие и виды непоименованных договоров, а также сравнили их со смешанными договорами.

Правовое регулирование смешанных и непоименованных договоров в гражданском праве осуществляется следующим образом:

  • к первым в силу прямого указания п. 3 ст. 421 ГК РФ применяются правила о договорах, входящих в состав смешанного договора, в неурегулированной части — общие положения о договорах и обязательствах;
  • к непоименованным договорам применяются общие положения о договорах и обязательствах.

Непоименованные договоры в российском гражданском праве

Азимова Е. А.
студентка 3 курса очного юридического факультета
Российского государственного университета правосудия

Статья 421 Гражданского кодекса РФ[1] (далее – ГК РФ) провозглашает принцип свободы вступления в договорные отношения, свободы выбора контрагента, свободы выбора вида договора и свободы согласования условий договора.

Пункт 2 ст. 421 ГК РФ гласит, что «стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законами или правовыми актами»[2]. Это дает свободу заключения непоименованных договоров и означает, что ГК РФ не знает замкнутого перечня видов соглашений. Следовательно, любая договорная конструкция, не предусмотренная законом и не противоречащая ему, признается допустимой.

Востребованность непоименованных договоров объясняется тем, что имеющиеся договорные конструкции не отвечают интересам участников договора. Отсюда у участников полная свобода оформлять свои отношения так, как посчитают нужным, не ограничиваясь уже имеющимися договорными конструкциями. Однако данная свобода заключения любых договоров не носит безусловного характера; она раскрываются и в то же время ограничивается такими оценочными понятиями, как добросовестность, разумность, справедливость. Если же понимать свободу договора в абсолютном ее значении, то принцип может плавно перейти в злоупотребление правами.

Понятие «непоименованный договор» не имеет легального определения в российском законодательстве. Поэтому считаем необходимым разобраться, что именно понимают под таким договором. Так, законодательство понимает под таким термином договор, «не предусмотренный законом или иными правовыми актами»[3]. С одной стороны, законодатель указывает, что непоименованный договор – это договор, который не имеет своего индивидуального названия, несмотря на то, что может состоять из известных гражданскому праву элементов (например, смешанный непоименованный договор). Судебная практика богата именно такими договорами[4].

Другая позиция состоит в том, что непоименованный договор – это договор, не имеющий какого-либо законодательного регулирования, хотя он и упоминается в каком-либо законе или ином нормативном правовом акте[5].

Возможно также понимание непоименованного договора как ситуации, когда между сторонами фактически могут сложиться правоотношения, и эти правоотношения разрешены законом (например, в самом законе указано, что такие правоотношения могут возникнуть; в данном случае договор следует понимать как правоотношение), но не имеют должного регулирования. Сюда относятся ситуации при заключении договора суррогатного материнства. Существование такого правоотношения установлено Семейным кодексом РФ[6] и ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 № 323-ФЗ[7].

И, наконец, последнее понимание договора как непоименованного – это существование такого правоотношения и сделки, которые абсолютно нигде не указаны. Наверное, трудно изобрести такой юридический факт, который станет основой договора и будет иметь иное содержание по сравнению с обычными договорами и иную направленность. Поскольку современная реальность динамична и экономические отношения развиваются со стремительной скоростью, возможность существования иных, отличных от уже известных договоров не исключается. Рискнем предположить, что такие договорные конструкции могут быть распространены в динамично развивающихся сферах – в медицине, микробиологии, промышленности, сельском хозяйстве. Так, в медицине существуют ситуации трансплантации человеческих органов или кожных покровов. Как с точки зрения права квалифицировать такие отношения? Если это услуга, то услуга в части деятельности медиков по пересадке органа с использованием своего оборудования, знаний и квалификации.

А отношения по поводу предоставления органа медицинской организацией реципиенту? По действующему законодательству органы не могут быть предметом какого-либо договора. Можно квалифицировать такие отношения как пожертвование со стороны донора. Договором подряда такие отношения также назвать не представляется возможным (за исключением, если орган был создан искусственно, то могут присутствовать элементы смешанности подряда и медицинских услуг), поскольку вещественный результат невозможно достичь.

Вопрос признания таких договоров непоименованными и законными будет целиком делегироваться судам. На наш взгляд, при квалификации договора как непоименованного стоит исходить из направленности договора и объекта. Направленность договора проявляется в совместной направленности волеизъявления сторон, в преследовании «интересной и необходимой» цели, а также нацеленности на результат. Если непоименованный договор имеет новую, неизвестную ГК РФ направленность, то следует применять общие нормы для договоров, а также большую роль играет процесс толкования. Что касается объекта договора, то считается, что перечень объектов гражданского оборота обозначен как исчерпывающий, однако в данный момент согласиться с этим трудно, так как в обороте участвуют человеческие органы (мы говорим о законном обороте), человеческие ткани, кровь, в информационной сфере распространены сделки с доменными именами. Трудовая функция работника как предмет договора аутстаффинга также может быть объектом оборота.

Особый интерес представляют договоры в сфере права интеллектуальной собственности, а именно договоры на создание служебных произведений. В соответствии со ст. 1295 ГК РФ авторское право на результат интеллектуальной деятельности принадлежит автору, но исключительное право на служебное произведение принадлежит работодателю, если иное не предусмотрено договором между сторонами[8]. Судебная практика богата примерами, когда исключительными правами владеют коммерческие организации[9], но судьба этих исключительных прав остается неизвестной, если коммерческая организация-работодатель ликвидируется. Из смысла ст. 1295 ГК РФ можно предположить, что исключительное право на произведение может вернуться автору, если работодатель не будет использовать это произведение в течение трех лет.

Как видим, возврат исключительного права автору осуществляется в рамках существования действительных трудовых отношений, а ликвидация организации предполагает прекращение всех отношений, и, следовательно, никакого возврата исключительного права осуществляться не будет, так как это не предусмотрено действующим законодательством. Можно предположить, что такое произведение перейдет в разряд общественного достояния. Но по смыслу статей 1281, 1282 ГК РФ[10] переход результата интеллектуальной собственности в разряд общественного достояния связан с прекращением действия исключительного права в связи со смертью автора и истечении семидесяти лет после его жизни. Думается, что это является существенным нарушением прав автора, в том числе на вознаграждение. Конечно, следует исходить из того, какое именно создано произведение, но в то же время не следует забывать и о ценности произведения. В случае если результат интеллектуальной деятельности представляет собой прорыв и инновацию в коммерческой деятельности, гражданском обороте, то совершенно необоснованно лишать автора вознаграждения лишь только потому, что его некому выплачивать.

Думается, что следует исходить из того, что стало предпосылкой создания того или иного результата интеллектуальной деятельности, кто являлся инициатором создания. В действительных трудовых отношениях – это работодатель, но если трудовые отношения прекращаются, то необходимо заключить договор (его, по нашему мнению, можно отнести в разряд непоименованных), который будет направлен на дальнейшее использование результата интеллектуальной деятельности физического лица (бывшего работодателя) и его обязанности выплачивать вознаграждение физическому лицу-автору (бывшему работнику). Внешне такой договор похож на договор лицензирования, однако существенным отличием будет являться то, что в момент заключения договора автор произведения не обладает исключительными правами, а, значит, распоряжаться ими не может. Таким образом, в таких отношениях делается упор на добросовестность и уважение прав автора со стороны бывшего работодателя. Или же как один из вариантов поведения работодателя, который решил прекратить деятельность юридического лица, полностью и окончательно передать по гражданско-правовому договору исключительные права на результат интеллектуальной деятельности автору.

Процесс выявления и заключения непоименованного договора достаточно трудоемкий. В судебной практике имеются примеры, когда сторона сама изъявляет, что к спорным правоотношениям применяется аналогия закона[11]; ситуации, когда суды затрудняются в определении вида договора и обращаются к научному сообществу[12]; суд сам указывает, что между сторонами заключен непоименованный договор, в то время как стороны полагали, что имеют обычный гражданско-правовой договор[13]; бывает, что стороны не соглашаются с выводами судов о том, что договор является непоименованным[14].

Из этого можно сделать вывод, что процесс заключения непоименованных договоров очень динамичен. Видится, что в будущем у профессиональных и непрофессиональных участников экономического оборота пропадет страх заключения таких договоров, что позволит им осуществлять свободную деятельность, направленную на обеспечение и реализацию своих интересов и получения выгоды.

Читайте также  Где можно оформить договор купли продажи?

[1] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 13.07.2015) // Российская газета. 1994. 8 декабря. № 238-239.

Понятие и значение непоименованного договора

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 10.12.2016 2016-12-10

Статья просмотрена: 5323 раза

Библиографическое описание:

Арбузова, А. А. Понятие и значение непоименованного договора / А. А. Арбузова, О. А. Маркова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2016. — № 27 (131). — С. 545-547. — URL: https://moluch.ru/archive/131/36700/ (дата обращения: 13.08.2021).

В статье рассматриваются понятие непоименованного договора в гражданском праве и некоторые вопросы его правового регулирования.

Ключевые слова: свобода договора, непоименованный договор, классификация гражданско-правовых договоров, смешанный договор, правовое регулирование

Свобода договора является одним из базовых принципов гражданского права. С точки зрения изучения договорного права этот принцип весьма интересен, так как рассматривается с разных сторон. Конечно, данная свобода не является безграничной. Она имеет определенные рамки, которые устанавливаются для нее как различными нормативными правовыми актами, в частности Гражданским кодексом Российской Федерации (далее — ГК РФ), так и, собственно, складывающимися общественными отношениями.

В пункте 2 статьи 421 ГК РФ установлено, что «стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами» [2]. Данная норма предоставляет субъектам гражданского права, в условиях постоянной эволюции общественных отношений, свободу выбора того или иного договора. Если субъекты хотят стабильности и организованности в отношениях — они могут выбрать для достижения своих целей любой договор, предусмотренный законом или иными правовыми актами. Конечно, ГК РФ не может охватить все виды договоров. Зато он регулирует большую часть гражданского оборота, и для многих участников этого вполне достаточно. Если же в отношениях между субъектами права имеются определенные специфические особенности (в первую очередь это касается именно предмета договора), то стороны могут прибегнуть к заключению договора, который не предусмотрен законом. В этом случае главным условием является отсутствие противоречия прямым законодательным запретам и соответствие общим началам и смыслу гражданского законодательства.

Пунктом 2 статьи 421 ГК РФ предусмотрен критерий классификации (деления) договоров на поименованные и непоименованные договоры. Понятно, что в условиях постоянного экономического развития имущественные отношения, регулируемые договорным правом, тоже развиваются. «Как только оборот принимает новые формы, так сразу же рождаются новые типы обязательств» [3, С. 146].

Вопросы, связанные с непоименованными договорами, в настоящее время являются весьма актуальными для гражданского права, так как недостаточно изучены. Многие вопросы в отношении критериев выделения непоименованных договоров, определения применимых к ним императивных и диспозитивных норм, а также пределов свободы заключения непоименованных договоров до сих пор либо вовсе не исследовались, либо не имеют однозначного решения на уровне доктрины и судебной практики [4, С.2].

Возникновение непоименованного договора коренится в римском частном праве. К началу нашей эры уже сложилась определенная (ее часто называют замкнутой) система договоров — вербальные (устные), литеральные (письменные), реальные и консенсуальные контракты. Но данный исчерпывающий перечень договоров, в котором каждый контракт имел свое хозяйственное значение и правовую регламентацию, не мог удовлетворять все потребности общества того времени. В торговле каждый день появлялись новые отношения, которые уже не укладывались в данный перечень контрактов и, тем самым, приводили к появлению новых договоров. Такие отношения нужно было как-то регулировать.

У римских юристов встречается противопоставление новых договоров, выходивших за рамки замкнутого перечня, таким договорам, которые «имеют свое название». На этом основании средневековые юристы назвали новую категорию «contractusinnominati», то есть безыменные, непоименованные контракты [6, С.250]. Хотя такое название является не совсем точным. Ведь некоторые контракты, относившиеся к группе «безыменных», в ходе развития все-таки получили свое название. Это и оценочный договоров (contractusaestimatorius), и договор мены (permutatio). Интересно, правда, что в результате эволюции договор мены переместился в группу поименованных договоров. Непоименованные контракты понимались в том смысле, что данная категория не имела такого обозначения как основные цивильные контракты, составляющие замкнутую систему договоров. Но безыменным договорам удалось стать составляющим звеном римской системы контрактов. Самое главное, что они имели отличительную особенность. За стороной, которая выполнила свое обязательство, но не получила ничего от другой стороны, сохранялось право взамен предъявления иска о понуждении контрагента к встречному предоставлению предъявить кондикционный иск о возврате исполненного первой стороной как неосновательного обогащения [6, С.251].

Как такого понятия «непоименованный договор» в ГК РФ нет. В кодексе закреплена только правовая основа для заключения такого договора. Но прежде чем разобраться, что это за договор, будем идти от обратного — определим, что такое поименованный договор.

В ГК РФ представлены определенные договорные конструкции, причем некоторые из них разделены на отдельные виды (купля-продажа, аренда, подряд и т. д.). При этом отдельные виды договоров подлежат правовой регламентации не только нормами ГК РФ, но и другими нормативными правовыми актами. Ярким примером может служить договор энергоснабжения. В ГК РФ установлено, что к отношениям по договору энергоснабжения, не урегулированным ГК РФ, применяются законы и иные правовые акты об энергоснабжении (например, Федеральный закон от 23 ноября 2009 года № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», Федеральный закон от 26 марта 2003 года № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» и другие), а также обязательные правила, принятые в соответствии с ними. Так, к примеру, в Федеральном законе «Об электроэнергетике» предусмотрено, что «взаимодействие системного оператора и организаций коммерческой инфраструктуры оптового рынка при выполнении ими своих функций осуществляется на основании заключаемого ими соглашения…» [8]. Данный вид договора (соглашения) относится к числу поименованных договоров, так как прямо упомянут (закреплен) в законе.

Таким образом, поименованный договор — это договор, который предусмотрен (упомянут) законом, и, соответственно, регулирование такого договора осуществляется в соответствии с правовыми нормами, предназначенными для данного вида договора.

Непоименованный договор — это такой договор, который прямо не упомянут в законе, но в целом не противоречит гражданскому законодательству. Данный договор позволяет участникам отношений выходить за рамки предусмотренного ГК РФ перечня договоров и самостоятельно устранять возникающие, в условиях постоянного экономического развития и усложнения имущественных отношений, законодательные пробелы. Но в практике применения непоименованных договоров существует ряд проблем. В частности, это касается случаев толкования судом условий такого договора при возникновении споров между сторонами.

Часто непоименованный договор путают со смешанным договором. Вернее, на практике очень сложно определить те критерии, которые их разграничивают. Смешанный договор в гражданском законодательстве представляет собой сочетание элементов различных договоров. Об этом свидетельствует пункт 3 статьи 421 ГК РФ: «Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор)». [2]. По сути, смешанный договор соединяет в себе элементы поименованных договоров (например, кредитный договор и поручительство или договор поставки, включающий в себя элементы хранения), хотя сам по себе к их числу не относится. Следовательно, «к отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора». [2]. Отсюда можно сделать вывод, что основным отличием смешанного договора от непоименованного будет то, что непоименованный договор по своей сути самостоятельный и одиночный договор. А также то, что в отличие от смешанного договора в ГК РФ (или ином правовом акте) отсутствует упоминание о непоименованном договоре или его отдельных элементах.

Также проблемы возникают при правовом регулировании непоименованных договоров. Основной принцип регулирования таких договоров состоит в том, что к ним напрямую применяются лишь общие положения о сделках, обязательствах и договорах, в то время как специальные нормы о поименованных договорах могут применяться лишь по аналогии закона [4, С.40].

На этот счет в юридической литературе есть различные точки зрения. Так, например, Д. И. Мейер считал, что «…договор несамостоятельный, или безымянный, обсуживается исключительно по общим определениям законодательства о договорах…» [5, С. 500]. И. Б. Новицкий, Л. А. Лунц в труде «Общее учение об обязательствах» поддерживали первостепенное значение общих положений об обязательствах, возникающих из договоров, и уточняли, что «… в соответствующих случаях и соответствующих частях могут быть применены нормы, остановленные законом для типичных договоров». [7, С. 282]. Иной точки зрения придерживался М. И. Брагинский, который считал, что, в первую очередь, к непоименованным договорам необходимо применять нормы сходного договорного типа (аналогия закона), затем общие обязательственные нормы, и только потом — общие начала гражданского законодательства (аналогия права) [1]. Существует еще немало подобных мнений различных авторов (Е. А. Батлер, О. С. Иоффе, О. Ю. Скворцов и т. д.). Данная неоднозначность в научной доктрине ставит вопрос правового регулирования непоименованных договоров в ряд актуальных. Но проанализировав мнения авторов, можно сделать вывод, что наиболее правильным будет все же применение к непоименованным договорам общих норм гражданского права о сделках, обязательствах и договорах. Ведь если применять к ним нормы сходного договорного типа, как предлагал М. И. Брагинский, то само понятие непоименованного договора теряет свой смысл — в отношении непоименованного договора в законодательстве «не предусмотрено никакого позитивного регулирования, хотя бы он упоминался в каком-либо законе или ином нормативном правовом акте» [4, С.7].

Кроме выше сказанного, существуют также проблемы в квалификации договоров в качестве непоименованных (а именно в определении квалифицирующих признаков), а также проблемы, касающиеся защиты прав сторон такого договора. Представители юридической науки советского и современного периода предлагают на этот счет самые разнообразные варианты.

Считается, что на практике субъекты права применяют непоименованные договоры редко, отдавая предпочтение закрепленным в законе, стабильным видам договоров. Но как бы то ни было, законодательство не успевает следовать динамике развития рыночных отношений, в ходе которой возникают новые виды договоров путем как раз формирования непоименованных договорных моделей, приобретающие особую актуальность в современном обществе.

  1. Брагинский М. И. Основы учения о непоименованных (безымянных) и смешанных договорах. — М.: Статут, 2007. — С. 50.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): федеральный закон [31 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (с посл. изм. и доп.)] // Росс. газета. — 1994. — 08 декабря. — № 238–239.
  3. Иоффе О. С. Избранные труды по гражданскому праву: Том 1. — М.: Юридический центр Пресс, 2003. — 272 с.
  4. Карапетов А. Г., Савельев А. И. Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 4/2012. — 45 с.
  5. Мейер Д. И. Русское гражданское право. Изд-е 5-е / Д. И. Мейер. — М.: Книга по Требованию, 2012. — 742 с.
  6. Новицкий И. Б. Римское право: учебник / И. Б. Новицкий. — М.: КНОРУС, 2011. — 304 с.
  7. Новицкий И. Б. Лунц Л. А. Общее учение об обязательствах. — М.: Юр. лит., 1950. — 412 с.
  8. Об электроэнергетике: федеральный закон [26 марта 2003 года № 35-ФЗ (с посл. изм. и доп.)] // Росс. Газета. — 2003. — 01 апреля. — № 60.

Существует ли непоименованный договор? // Анализ вопроса на конкретном примере

Не так давно снова столкнулся с обсуждением того, существует ли в настоящий момент договорная конструкция, которая прямо не поимениована (ли хотя бы не упомянута) в Гражданском Кодексе.

В размышлениях на эту тему мне вспомнился случай из собственной жизни, которым я хотел бы с вами, коллеги, поделиться .

Несколько лет назад, когда я работал в качетве помощника юриста, мне было поручено подать очно документы в арбитражный суд. Поскольку подача осуществлялась в последний день срока, то вопрос был достаточно чувствительный. Дополнительный нюанс заключался в том, что перед подачей нужно было в обязательном порядке разослать копии документов заинтересованным лицам. Подавать «под обездвижку» был не вариант. Придя на почту, я столкнулся с классической ситуацией в виде очереди длинной человек в десять, а между тем до закрытия канцелярии суда оставалось минут 30 (а ведь там своя очередь). Будучи добропорядочным гражданином я взял номерок (допустим, 15) и сел ждать. Довольно скоро я понял, что мои шансы успеть до закрытия канцелярии с феерической скоростью стремятся к нулю. На табло горел только 6 номер, а каждого клиента обслуживали по 7-8 минут. В это время я заметил, что рядом со мной сидит человек, у которого в руках номер 7. В попытке спасти ситуацию я предложил ему купить у него номер в очереди за 500 рублей (а ему отдать свой). Человек меня выслушал и на сделку согласился. В итоге я отправил почту и уже дерез 10 минут держал в руках документы с заветным штампом суда.

Читайте также  Как правильно составить договор купли продажи авто?

А теперь вопрос, что же это за сделка, которую я заключил? При первом рассмотрении на ум приходит несколько вариантов, но в каждом из них есть, на мой взгляд, некий изъян.

1. Купля-продажа. Данный вариант не устраивает меня тем, что со всей очевидностью при заключении сделки меня интересовал не сам кусочек бумаги, а право, которое он предоставляет. Вряд ли номерок в очереди на почте можно назвать ценной бумагой в смысле, который им придает ГК. Более того, если бы этого кусочка бумаги вообще не было, а люди просто стояли бы рядком друг за другом, суть сделки не поменялась.

2. Оказание услуг. Не смотря на то, что само понятие услуг в ГК сформировано достаточно широко, что-то не позволяет мне отнести данную сделку к услугам. Услуги можно было бы усмотреть, если человек согласился стоять в очереди вместо меня, а перед самым её концом уступил бы мне место и ушел в закат. Более того, после сделки он продолжил стоять в той же очереди, но на другом месте.

3. Цессия или Соглашение о субординации кредиторов. Несовершенство этого варианта заключается в том, что сделку с Почтой я заключаю только тогда, когда подхожу к кассе и отдаю деньги. Вряд ли можно предположить, что Почта России оказывает гражданам услуги по стоянию в очередях (хотя если хорошо подумать. ). Опять же, стоя в очереди, но на другом месте, я все равно бы отправил письмо. Таким образом, мой интерес не в получении права, которое я без заключения этой сделки не получил бы.

4. Недействительная сделка по статье 168. Возможно коллеги меня поправят, но мне неизвестен закон, который запрещал бы меняться номерками за деньги.

5. Недействительная сделка по статье 10 или статье 169. Добросовестность и нравственность это всегда очень сложные концепции для обсуждения и применения. Но в данном конкретном случае я не вижу, какой ущерб могла бы нанести данная сделка её сторонам, третьим лицам или в какой то мере попирать общественные нравы. Положение каждого человека, стоявшего в очереди до её совершения, в худшую сторону никак не поменялось, а её стороны получили очевидную обоюдную выгоду.

Интрересно было бы узнать мнение коллег и их оценку данного казуса. Я отдаю себе отчет, что этот пример с точки зрения всего гражданского оборота довольно маргинальный и революции в науке не совершит, на как упражнение для ума может кого-нибудь заинтересовать.

  • 1358
  • рейтинг 2

Проблемы корпоративного права в судебной практике (вечерняя форма обучения)

Договорное право

Юриспруденция: гражданское и предпринимательское право

Комментарии (34)

Согласен полностью с вами по п.1,2, 4, 5
Имхо, это все таки цессия. Обосновываю так — человек вам передал за плату право требовать от почты обслуживания приоритетно перед другими людьми с талончиками , содержащими большую цифру. Почта в свою очередь для организации своей работы предоставляет людям, которые пришли раньше, тот самый право приоритетного осблуживания, который в итоге вам передал «цедент»

Недостатков этого подхода я пока не нашел (хотя не очень то и старался))))

« Более того, если бы этого кусочка бумаги вообще не было, а люди просто стояли бы рядком друг за другом, суть сделки не поменялась. »

Думаю, что поменялась бы. В описанной ситуации именно талон имел значение для обязанного лица (арбитражного суда) и сделка была направлена на его куплю-продажу.

Талон, в котором его владелец не обозначен, на мой взгляд, ближе к документарной ценной бумаге на предъявителя, но таковой, видимо, не является. Может быть п. 2 ст. 143.1 ГК РФ в таком случае можно применить.

« Данный вариант не устраивает меня тем, что со всей очевидностью при заключении сделки меня интересовал не сам кусочек бумаги, а право, которое он предоставляет »

Очевидно, что вас интересовал кусочек бумаги, удостоверяющий право на подачу документов в такой-то очерёдности. Без него вы бы документы не сдали под номером 7. Ценные бумаги удостоверяют права и ценные бумаги можно продавать, не так ли?

Цессией эта сделка не является, поскольку в талоне не был указан его владелец, а чтобы уступать права у них должен быть владелец. Если бы талон был ордерной или именной ценной бумагой, то права по нему как раз и перешли бы к вам по уступке.

« Более того, после сделки он продолжил стоять в той же очереди, но на другом месте. »

Если убрать из ситуации возможность подать документы приоритетно перед другими людьми в очереди, то сам по себе кусок бумаги с номером вообще не имеет никакой ценности. Соответственно целью было не купить бумагу, а получить право приоритетного прохода в очереди, соответственно теория о купли-продаже рушится.

По поводу цессии не понял, почему важен вопрос указания на талоне владельца.

По вопросу не ценная ли это бумага — это вариант очень интересный на самом деле)

« Если убрать из ситуации возможность подать документы приоритетно перед другими людьми в очереди »

Боюсь тогда у нас не останется предмета для обсуждения, если мы убираем всё, что имеет значение.)
Понятное дело, что документарные ценные бумаги как кусок бумаги не имеют особой ценности, разве что коллекционерам они интересны, а ценны они удостоверяемыми ими правами.

Целью было купить талон, который удостоверяет право. Ценные бумаги покупаются по этой же причине. Автор смог сдать документы под номером 7, лишь потому что предъявил этот талон.

Уступка права возможна, если право принадлежит кому-то конкретно. Талон на предъявителя, поэтому уступка не требовалась. В окошке у автора попросили подтвердить, что талон был ему передан лицом, которому он принадлежал до этого? Нет и не должны были.

Добрый день. Да, я придерживаюсь позиции, что правовая квалификация сделки поменялась бы. На мой взгляд, действительно, в случае передачи места в живой очереди произошла бы цессия (сопровождаемая договором купли-продажи права, но право переходит именно в силу цессии). В этом случае право на подачу документов в определенной очередности возникло у конкретного человека и он должен от своего имени передать его вам. Работник суда при этом также не отслеживает кому право принадлежало первоначально, но это отслеживает очередь. Если человек подошел к окошку и никто не сказал, что сейчас не его очередь, то, надо полагать, в силу обычая это и является для работника суда подтверждением того, что к нему обратилось надлежащее лицо. ))

Поясню на примере облигаций на предъявителя, почему я считаю, что передача талона за деньги ближе к конструкции договора купли-продажи ценных бумаг. Облигация представляет собой договор займа (п. 4 ст. 807 ГК РФ) и одновременно облигация является ценной бумагой.
Права, удостоверенные предъявительской ценной бумагой, передаются приобретателю путем вручения ему ценной бумаги лицом, совершившим ее отчуждение (п. 2 ст. 246 ГК РФ). Уступка права требования, как видите, при этом не требуется. Передаточные надписи нужны только для ордерных и именных бумаг. Чем же в этом случае является передача прав по облигациям на предъявителя за деньги? Ответ очевиден — это договор купли-продажи. То есть, права по договору займа, заключенному путем размещения облигаций, перешли к покупателю без цессии.

« действительно, в случае передачи места в живой очереди произошла бы цессия »

Продажа мест в очереди стара, как и сама очередь.
Эта тема мелькает даже в советских фильмах. Только что положительные герои (как персонаж Демьяненко в фильме «Взрослые дети») место в очереди не продают, а отдают бесплатно людям, которые в этом нуждаются («хорошим ребятам», как говорит упомянутый персонаж Демьяненко).

Но доступ благодаря к разного рода благам посредством очереди привёл к тому, что сначала ведение списков очередников взяли в свои руки сообразительные граждане — поскольку очередь существовала длительное время с каждодневной проверкой наличия желающих получить доступ к конкретному благу, а отсутствующие на момент проверки просто вычёркивались из очереди. Ведение же списков позволило тем сообразительным гражданам вписывать подставных лиц взамен вычеркнутых из начала очереди. Далее от имени подставных в очередь запускали тех, кто оплатил такую услугу.

Следующим этапом — когда вычёркивание было прекращено как класс — стало раздутие очереди за счёт тех же подставных. Т.е., приходил человек записываться в очередь, и ему сообщали, что его номер, например, тысячный. Но можно купить десятый номер и, соответственно, не ждать долго.
Вот как раз на уничтожение такой практики было направлено внедрение системы выдачи номерков (талончиков) самим органом, в который стремятся жаждущие.
Но чисто технически раздуть очередь, получив сотню талончиков, можно и при таком варианте. А с точки зрения продажи места в очереди наличие талончика даже удобнее: никакой поборник правды не сможет оспорить появление в начале очереди человека, ни минуты в той очереди не стоявшего, если новичок предъявит талон.

Однако же, искусственное раздутие очереди — с тем, чтобы на каждого вновь пришедшего психологически действовала масса цифр на номерке, следует квалифицировать как создание условий для возникновения сделки по продаже места в очереди.
А сама продажа номерка с минимальным числом (на радость потенциальному покупателю) образует сделку, противную нравственности.

То, что иные граждане, стоящие в очереди, не возмущаются фактом подобной продажи места постороннему человеку, правовой квалификации сделки не меняет, поскольку незаинтересованность граждан в отстаивании собственных прав не меняет вообще ничего.

Но коль скоро противной нравственности будет продажа места в очереди в условиях искусственно раздутой очереди, то отсутствие специально созданных условий квалификацию сделки не поменяет.
Тем более, что осуществляет таковое искусственное раздутие очереди не обязательно один человек, получивший сотню талончиков.
Это может быть и сотня человек, каждый из которых получил только один талончик — но вовсе не с целью достижения блага, предоставляемого талончиком, а лишь в целях сбыта талончика.

О подобных продажах мест в очереди часто сообщают СМИ, рассказывая о выходе нового смартфона, или новой игровой приставки.
Тысячам желающих не терпится получить новинку в первый же день продаж, и люди занимают очередь ещё за несколько дней до начала продажи.
Но из этих тысяч сотни занимают место лишь для того, чтобы поменять полученное место на твёрдую конвертируемую валюту.
Опять же, и кинематограф мимо таких продаж не прошёл. В каком-то голливудском фильме был эпизод с подобной продажей места. Но только героиня купила первое место в очереди, а у реальной обладательницы первого места журналисты успели взять интервью, что привело к некоторым проблемам для покупательницы — и вот привело к проблемам как раз потому, что такие сделки существуют лишь полуподпольно. А освещение их СМИ вызывает порицание общества в адрес покупателя места (к лицу, продавшему место, западная общественность относится не столь требовательно, хотя, вообще-то, именно такие лица и обеспечивают само существование подобных сделок).

Но если сделка изначально противна нравственности, то она противна хоть с талончиком, хоть без.

Что такое смешанный и непоименованный договоры и как они соотносятся

Смешанный и непоименованный договоры — независимые друг от друга типы договоров. Смешанным является договор, который содержит элементы разных договоров, предусмотренных законодательством, например договор поставки оборудования с выполнением работ по его монтажу и оказанием услуг по обучению сотрудников обращению с ним. К такому договору применяются правила о договорах, элементы которых он содержит. Непоименованный договор законодательством не предусмотрен, но и не противоречит ему. Например, соглашение о конфиденциальности. Такой договор регулируется общими положениями об обязательствах и договорах, однако суд может применить к нему нормы об отдельных видах договоров по аналогии закона.

Читайте также  Как рассчитать проценты по договору займа?

Какой договор является смешанным

Смешанным является договор, который содержит элементы разных договоров, предусмотренных законами или иными правовыми актами. По общему правилу к отношениям сторон по такому договору в соответствующих частях применяются правила о договорах, элементы которых он содержит (п. 3 ст. 421 ГК РФ).

Примеры смешанных договоров:

  • договор поставки оборудования с условием его установки, пусконаладки и обучения сотрудников покупателя обращению с ним. Такой договор представляет собой смешение поставки, подряда и возмездного оказания услуг;
  • дистрибьюторский договор. Кроме условий поставки товара обычно такой договор предусматривает предоставление дистрибьютору прав на использование товарного знака, а также его обязанности по рекламе и продвижению товара. К такому договору в соответствующих частях применяются нормы о поставке, лицензионном договоре и возмездном оказании услуг.

Смешанными можно считать и некоторые договоры, которые прямо предусмотрены законом, поскольку они содержат элементы разных договоров. Например, договор аренды с правом выкупа, договор банковского счета с условием о его кредитовании (п. 1 ст. 624, п. 2 ст. 850 ГК РФ).

Для квалификации договора как смешанного неважно, сколько лиц является его сторонами. Также необязательно, чтобы все лица были участниками всех отношений (элементов), входящих в договор. Например, смешанным является договор, по которому поставку оборудования покупателю осуществляет одно лицо, а его монтаж — другое.

Что понимается под элементами разных договоров в целях квалификации договора как смешанного

Чтобы считалось, что в договоре содержится элемент какого-то другого договора, в нем должны быть указаны обязательства, которые имеют решающее (квалифицирующее) значение для последнего. Например, по договору поставки решающей является обязанность поставить товар, а по договору оказания услуг — оказать услугу.

Обязательство по оплате товара (услуг и т.п.) решающим для квалификации не является, поскольку оплата характерна почти для любого договора. Например, если в договоре подряда стороны предусмотрели, что заказчик производит оплату третьему лицу, с которым у подрядчика заключен договор на поставку стройматериалов, такой договор не будет смешанным с договором поставки.

Не считаются элементом другого договора отдельные обязанности стороны, которые хоть и выходят за рамки основного договора, но направлены исключительно на исполнение его предмета. Например, договор поставки с обязанностью поставщика доставить товар покупателю не является смешанным с перевозкой.

Какой договор является непоименованным

Непоименованным является договор, который не предусмотрен законом или иными правовыми актами. Такие договоры регулируются общими положениями об обязательствах и договорах, содержащимися в разд. III ГК РФ. При определенных условиях к ним могут применяться нормы об отдельных видах договоров (п. 2 ст. 421 ГК РФ).

Примеры непоименованных договоров:

  • договор о добровольном возмещении вреда;
  • соглашение о товарной неустойке;
  • соглашение о конфиденциальности;
  • трансфертные контракты в футболе.

Не является непоименованным договор, который не упомянут в Гражданском кодексе РФ, но урегулирован в другом нормативном акте. Например, договор об осуществлении технологического присоединения предусмотрен не Гражданским кодексом РФ, а п. 1 ст. 26 Закона об электроэнергетике.

Учтите, что то, как вы назвали договор, не влияет на его квалификацию судом, поскольку суд учитывает не название, а содержание договора (см. Позицию ВАС РФ). Следовательно, не получится обойти закон, назвав договор не так, как он именуется в законе. Например, чтобы избежать его регистрации.

Как убедиться в том, что договор является непоименованным

Найдите предусмотренные законом договоры, которые наиболее близки к вашему. Определите самые главные (квалифицирующие) признаки этих договоров. Как правило, они указаны в нормах, содержащих определение договора. Например, для договора подряда это выполнение определенной работы по заданию контрагента, результат которой он обязуется принять и оплатить (п. 1 ст. 702 ГК РФ).

Если ваш договор не соответствует квалифицирующим признакам ни одного из договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, то его можно считать непоименованным (п. 2 ст. 421 ГК РФ).

Как к непоименованному договору применяются нормы об отдельных видах договоров

Нормы об отдельных видах договоров, предусмотренных законом, к непоименованному договору можно применить только по аналогии закона и только к отдельным отношениям сторон такого договора. По общему правилу данные нормы к непоименованному договору не применяются, если только в вашем договоре нет признаков смешанного договора, то есть элементов какого-либо из поименованных договоров (п. 2 ст. 421 ГК РФ).

Применить аналогию закона к непоименованному договору возможно, если вы в нем прямо не урегулировали какой-то вопрос и нет применимого к этой ситуации обычая. Кроме того, применение по аналогии норм о схожем договоре не должно противоречить существу ваших отношений (п. 1 ст. 6 ГК РФ).

Императивные нормы можно применять по аналогии только в исключительных случаях, в частности, когда законодатель хотел с помощью этих норм защитить слабую сторону договора или не допустить грубого нарушения баланса интересов сторон. При этом суд, применяя норму по аналогии закона, должен указать, какие интересы защищает применение такой нормы (п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16). Например, к договору, похожему на возмездное оказание услуг, суд может по аналогии применить п. 1 ст. 782 ГК РФ и признать за стороной право на отказ от договора, если посчитает, что для этого есть достаточные основания.

Как соотносятся смешанный и непоименованный договоры

Смешанный и непоименованный договоры — независимые друг от друга типы договоров. Разграничить их вы можете по следующим основным признакам: смешанный договор содержит элементы других договоров, предусмотренных законодательством, а непоименованный вообще не урегулирован нормативными правовыми актами (п. п. 2, 3 ст. 421 ГК РФ).

Из этого вытекают следующие их отличия:

  • к смешанному договору по общему правилу применяются нормы о договорах, элементы которых он содержит. К непоименованному применяются положения общей части обязательственного и договорного права, которые содержатся в разд. III ГК РФ, а нормы об отдельных видах договоров могут применяться, только если суд найдет основания применить аналогию закона;
  • чтобы считаться заключенным, смешанный договор должен содержать все существенные условия каждого из договоров, которые входят в него, а непоименованный договор — только условие о предмете и те условия, которые должны быть в договоре по заявлению одной из сторон (п. 1 ст. 432 ГК РФ).

Таким образом, непоименованный договор более гибкий в части согласования его условий, но менее предсказуем с точки зрения оценки его условий судом в случае возникновения спора.

Может ли договор быть одновременно смешанным и непоименованным

Полагаем, что не может, поскольку это самостоятельные договоры, правовое регулирование которых различается.

По смыслу п. п. 2 и 3 ст. 421 ГК РФ, если договор содержит хотя бы один элемент договора, предусмотренного законом или иным правовым актом, он считается смешанным, даже если содержит элементы договоров, не поименованных в законе или акте. Например, к договору купли-продажи, содержащему соглашение о порядке открытия аккредитива, в части предусмотренного законом договора будут применять нормы об этом договоре, а в непоименованной части — общие положения об обязательствах и договорах, а при наличии оснований нормы об отдельных видах договоров.

Если договор содержит элементы нескольких непоименованных договоров (например, договор о выдаче независимой гарантии, включающий соглашение о конфиденциальности), то он является непоименованным. Смешанным он считаться не может, поскольку не содержит элемента договора, который урегулирован законом.

«Перемешать, но не взбалтывать». Что нужно знать о смешанном договоре

П ринцип свободы выбора сторонами конкретных условий заключаемого договора нередко приводит к возникновению соглашений, не предусмотренных законом, – смешанных, а также непоименованных. Сторонам смешанного договора предоставлена широкая свобода при определении своих прав и обязанностей. Удобная конструкция смешанных договоров позволяет существенно сократить временные затраты на оформление и исполнение обязательств по нему. Однако сторонам часто не удается учесть все необходимые формальности и спрогнозировать результаты заключения таких соглашений. Выясним, как не набить шишек при заключении смешанных договоров.

Непоименованный договор

Прежде чем анализировать смешанный договор, рассмотрим договор непоименованный, который по своей природе очень тесно связан со смешанным.

Стороны сделки могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами (п. 2 ст. 421 ГК РФ). В первом случае заключенный договор называется поименованным, во втором – непоименованным.

Непоименованный договор – это соглашение, содержащее новые, не установленные законом и не противоречащие ему условия. Единственное существенное условие непоименованного договора – предмет, который стороны определяют по своему усмотрению.

Непоименованный договор не должен нарушать обязательные предписания норм закона и иных правовых актов. При соблюдении данного требования он пользуется равной защитой с поименованным договором.

Положения закона, регулирующие отдельные виды договоров, к непоименованным соглашениям автоматически не применяются. Но они могут применяться по аналогии в случае отсутствия соглашения сторон по тому или иному вопросу. В случаях, не предусмотренных законодательством, можно руководствоваться обычаями – широко распространенными правилами, применимыми к отношениям сторон (ст. 6 ГК РФ).

Непоименованные договоры довольно распространены. Это соглашения о добровольном возмещении вреда, о сотрудничестве без элементов договора простого товарищества, о конфиденциальности, об опционе, о вексельном кредитовании. Перечисленные обязательства не относятся ни к одной из поименованных моделей.

Между тем законодательство развивается, и те договоры, которые прежде были непоименованными, находят свое место в системе российского права, как это произошло, например, с договором долевого строительства (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 06.05.2008 № Ф08-1713/08).

Непоименованный договор имеет гибкую конструкцию, но результат его исполнения бывает непредсказуем: неизвестно, как суд истолкует условия договора в случае возникновения спора. Менее рискованным и менее гибким в свободе определения договорных условий является смешанный договор. По этим характеристикам такое соглашение находится между непоименованным и поименованным договором. На практике необходимо совмещать гибкость, стабильность и прогнозируемость. Как раз такие качества проявляются в смешанных договорах.

Смешанный договор

Согласно п. 3 ст. 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных соглашений, предусмотренных законом или иными правовыми актами. Т.е. закон признает смешанными лишь те соглашения, в которых есть все элементы поименованных договоров. Но в состав смешанного договора могут включаться и непоименованные элементы. В любом случае хотя бы один из элементов должен быть поименован в законодательстве. Договор, состоящий только из непоименованных элементов, не считается смешанным.

Почти всегда необходимость заключения смешанного договора вызвана единой экономической целью.

Поскольку смешанный договор состоит как минимум из двух элементов различных договоров, ключевым становится вопрос о том, что такое элементы. Это не отдельные права и обязанности каждой стороны, а их совокупность (включая субъектный состав), характерная для определенного вида договора. Естественно, отдельные обязательства сторон тоже необходимо учитывать, как и природу договора в целом. Когда правовую природу договора установить невозможно, суды принимают во внимание действительную волю сторон. При этом в договоре нужно закрепить все существенные условия того поименованного договора, элементы которого в нем использованы.

Департамент имущественных отношений обратился в суд с иском к ООО о расторжении договора в связи с неисполнением ответчиком своих обязанностей.

По мнению департамента, договор является непоименованным. Однако суд определил правовую природу спорного договора как смешанного, содержащего элементы нескольких договоров:

  • инвестиционной деятельности;
  • строительного подряда на осуществление реконструкции объекта недвижимости;
  • о совместной деятельности (простого товарищества).

По условиям соглашения на ООО были возложены функции заказчика, инвестора, подрядчика и пользователя. Департамент является инвестором и пользователем. Но при этом инвестиционный проект, позволяющий установить предмет договора, сторонами не утверждался. Не были определены размер вложения ООО, содержание, объемы и сроки строительных работ, обязанности ООО как подрядчика. Учитывая этот факт, суд пришел к выводу о незаключенности договора по причине несогласования сторонами существенных условий (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15.06.2009 № Ф04-3399/2009(8401-А70-44)).

Помочь определить модель договора, применяемую к элементам заключенного соглашения, может критерий исполнения. Именно он играет решающую роль.

Наличия в договоре обязательств по передаче товара в собственность, выполнению работ, оказанию услуг и др., которые являются индивидуально определенными, достаточно для установления правовой природы договора. Однако одно и то же.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: