Как признать договор цессии недействительным?

Энциклопедия решений. Недействительность договора цессии

Недействительность договора цессии

Так как договор цессии является сделкой (ст. 153 ГК РФ), на него распространяются положения гражданского законодательства о сделках, в том числе устанавливающие основания, по которым сделка является (или может быть признана) недействительной, а также порядок признания и последствия недействительности сделки.

Уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону (п. 1 ст. 388 ГК РФ). В ряде случаев законодательство предусматривает запрет на уступку прав по обязательствам (например, ст. 372 ГК РФ, по общему правилу запрещающая передачу права требования к гаранту по независимой гарантии) либо устанавливает определенные ограничения для совершения такой сделки или особый порядок ее совершения (отдельно в отношении цессии или применительно к любым сделкам, включая цессию). Несоблюдение этих требований (ограничений) может повлечь за собой признание договора цессии недействительным на основании ст. 168 ГК РФ. При этом такой договор признается ничтожным (недействительным независимо от наличия судебного решения о его недействительности), если он посягает на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц. В остальных случаях договор является оспоримым, то есть, может быть признан недействительным судом по требованию стороны договора или иного лица, указанного в законе (п.п. 1, 2 ст. 166, ст. 168 ГК РФ)*(1).

Так, уступка прав требования, принадлежащих должнику, совершенная в рамках процедур банкротства, может быть признана ничтожной, если она не соответствует правилам Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). В частности, это порядок продажи имущества должника в рамках конкурсного производства, предусматривающий продажу прав требования путем проведения торгов по начальной цене, определенной решением собрания кредиторов или комитета кредиторов с учетом рыночной стоимости согласно отчету оценщика (ст.ст. 139, 140 Закона о банкротстве, определение ВАС РФ от 19.09.2007 N 10890/07, постановления ФАС Северо-Западного округа от 11.12.2012 N Ф07-6734/12, ФАС Уральского округа от 08.09.2009 N Ф09-6140/09-С4).

Другой пример: принятие на себя муниципальным образованием прав кредитора по обязательству в порядке цессии может быть признано несоответствующим бюджетному законодательству, поскольку у муниципального образования в этом случае возникает задолженность перед цедентом, не относящаяся к видам разрешенных расходов бюджета (ст. 86, п. 3 ст. 100 Бюджетного кодекса РФ, постановление ФАС Центрального округа от 26.02.2009 N А54-2262/2008-С10 (Ф10-402/09)).

Ограничены в праве заключать договоры цессии государственные и муниципальные унитарные предприятия, которые могут совершать такие сделки только с согласия собственника их имущества (п. 4 ст. 18 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»). Сделки цессии, совершенные без учета этого ограничения, являются оспоримыми и могут быть признаны недействительными по иску самого предприятия или собственника имущества (п. 9 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22)*(2).

Договор, из которого возникло обязательство, может предусматривать запрет на уступку прав кредитора по этому обязательству. Сделка цессии, совершенная в нарушение этого запрета, может быть признана недействительной по иску должника, но только в случае, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об таком запрете (п. 2 ст. 382 ГК РФ). Вместе с тем, если речь идет о денежном обязательстве, ограничение или запрет уступки требования по такому обязательству, содержащийся в соглашении между кредитором и должником, не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование. Однако в этом случае должник вправе применить к кредитору (цеденту) меры ответственности за совершение сделки цессии в нарушение договорного запрета или ограничения на такую сделку (п. 3 ст. 388 ГК РФ)*(3).

Недействительность договора цессии, как и любой сделки, влечет за собой обязанность каждой из сторон возвратить другой стороне все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость. Эти правила применяются, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом (ст. 167 ГК РФ).

Необходимо учитывать, что недействительность требования, переданного по договору цессии, не влечет за собой недействительность самого договора цессии. Уступая право по недействительному или несуществующему (например, уже исполненному должником) обязательству, цедент фактически нарушает свою обязанность по договору цессии, которая заключается в передаче цессионарию предмета договора — права (требования) к должнику. Следовательно, речь идет не о недействительности договора цессии, а о неисполнении его со стороны цедента. Вследствие этого цессионарий может применить к нему меры ответственности, основанные на ст. 390 ГК РФ, согласно которой первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120).

*(1) Несоответствие сделок, совершенных до 01.09.2013, требованиям закона или иных правовых актов по общему правилу являлось основанием для квалификации таких сделок как ничтожных (ст. 168 ГК РФ в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ).

*(2) О правилах получения согласия на совершения сделки смотрите также ст. 157.1 ГК РФ.

*(3) Правила п. 2 ст. 382 ГК РФ в данной редакции применяются к правоотношениям, возникшим после 01.07.2014 (ч. 3 ст. 3 Федерального закона от 21.12.2013 N 367-ФЗ). Правило п. 3 ст. 388 ГК РФ, которое допускает возможность уступки требования по денежному обязательству даже при наличии ограничения или запрета, установленного соглашением между кредитором и должником, независимо от того, связано ли такое обязательство с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, применяется к правоотношениям, возникшим после 01.06.2015 (п. 49 ст. 1, ч.ч. 1, 2 ст. 2 Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ).

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете подать заявку на получение полного доступа к системе бесплатно на 3 дня.

Купить документ —> Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Информационный блок » Энциклопедия решений. Договоры и иные сделки » — это совокупность уникальных актуализируемых аналитических материалов по наиболее популярным гражданско-правовым договорам

Каждый материал блока подкреплен ссылками на нормативные правовые акты, учитывает сложившуюся судебную практику и актуализируется по мере изменения законодательства

Используя материалы этого блока, Вы узнаете, в каких случаях можно заключить тот или иной договор, на что обратить внимание при его составлении и какие нюансы необходимо учитывать при его исполнении. Основное внимание уделено рассмотрению тех вопросов, которые вызывают трудности в практической деятельности

Материал приводится по состоянию на июль 2021 г.

См. содержание Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки

При подготовке Информационного блока «Энциклопедия решений. Договоры и иные сделки» использованы авторские материалы, предоставленные А. Александровым, Д. Акимочкиным, Ю. Аносовой, Ю. Бадалян, А. Барсегяном, С. Борисовой, Т. Вяхиревой, Р. Габбасовым, Н. Даниловой, П. Ериным, М. Золотых, Ю. Раченковой, О. Сидоровой, В. Тихонравовой, А. Черновой и др.

Как оспорить договор цессии и признать его недействительным?

С развитием банковско-кредитной системы получили широкое распространение договоры цессии. Основные вопросы, связанные с ними, освящаются статьями гл. 24 ГК РФ. Если договор цессии оказывается невыгодным для одной из сторон участниц, она может попытаться его оспорить.

  1. Как оспорить договор цессии и признать его недействительным?
  2. Договор цессии. Основные понятия
  3. Можно ли оспорить договор цессии
  4. Как осуществить оспаривание договора цессии
  5. Последствия

Договор цессии. Основные понятия

Основные понятия именуют соглашение, согласно которому одна сторона уступает другой право требовать возврата долга. Основным примером является передача банком права требовать возврата долга по кредиту коллекторскому агентству.

В процедуре задействованы три стороны:

  • Цедент – кредитор по первому договору, уступающий свое право требования возврата долга.
  • Цессионарий – лицо, которому передается по договору право требования погашения долга.
  • Должник.

Чтобы заключить договор цессии, первоначальный кредитор не обязан испрашивать на это согласия должника. Однако, должен поставить его в известность. До момента уведомления должника, у последнего отсутствуют обязательства по исполнению договора возврата долга в отношении цессионария.

Может возникнуть ситуация, при которой должник успевает исполнить долговые обязательства по отношению к первоначальному кредитору до того, как его ставят в известность о уже заключенном договоре цессии. В таком случае должник далее не обязан исполнять обязательства по отношению к новому кредитору.

Не ко всем видам задолженности можно применять договор цессии. Недопустим он в отношении:

  • Долгов, напрямую связанных с личностью кредитора. Типичный пример – получатель алиментов.
  • Задолженностей, в которых для должника важна сама личность кредитора. Пример – договор о совместной деятельности.
  • Долгов, передача которых противоречит российскому законодательству.

Можно ли оспорить договор цессии

Чтобы прекратить действие договора цессии, необходимо обратиться в суд. Сделать это может любая сторона процесса. Как правило, в качестве истца выступает должник.

Читайте также  Где зарегистрировать договор аренды нежилого помещения?

Первая причина, по которой может быть оспорена цессия – это ее незаконность. В первом договоре, по которому возник долг, должен содержаться пункт о возможности переуступки требования без согласия должника.

При отсутствии такой оговорки, признать договор цессии недействительным легко.

Если новый кредитор – цессионарий нарушает условия первичного договора, цессия тоже признается недействительной. Примеры нарушений:

  • Договор составлен без соблюдения правовых требований. Например, в нем не указаны необходимые сведения о сторонах, не стоит дата, подписи и пр.
  • Срок возврата долга еще не наступил.
  • Переуступка долга лицу, которое не имеет права его истребовать. Например, банк подписал договор цессии с коллекторским агентством, не внесенным в перечень ФССП.
  • Наличие в первом договоре условия, по которому кредитору запрещено передавать информацию о должнике третьим лицам.
  • Цессионарий отказывается выполнять встречные требования должника. Когда заключается первый договор, каждая из сторон приобретает свои обязательства в отношении другой стороны. После переуступки обязательства кредитора переходят цессионарию.
  • Договор цессии составлен на безвозмездной основе. Если одна организация переуступает другой право требования, новый кредитор должен за переуступку заплатить и этот факт необходимо отразить в договоре, т.к. дарение между коммерческими организациями запрещено.

Чтобы договор цессии был действительным в долговых обязательствах полностью должны смениться кредиторы. Если первый кредитор продолжает после заключения договора цессии отношения с должником по вопросу обязательств, переуступка признается недействительной.

Как осуществить оспаривание договора цессии

Заинтересованной стороне потребуется составить исковое заявление в суд. Подсудность определить легко. Если в договоре участвует хоть одна организация, например, банк, обращаться нужно в Арбитражный суд. К иску необходимо приложить копию договора цессии, поэтому нужно затребовать ее кредитора.

Как показывает судебная практика, выигрыши и проигрыши по подобным делам делятся, примерно, поровну. Желательно предварительно, хотя бы, получить консультацию профильного юриста, т.к. в делах имеется множество нюансов, особенно, если речь не о переуступке долга по кредиту банком.

Например, каждый должник имеет право выдвинуть встречные требования кредитору. Если суд решит удовлетворить требования должника первоначальному кредитору, объем долга, который он обязан вернуть цессионарию, уменьшится – это общепринятая судебная практика. А значит, цессионарий может потерпеть убытки от сделки и требовать признания договора цессии недействительным.

Последствия

Если суд признает договор цессии недействительным, цессионарий потеряет право требования долга, и оно вернется к первоначальному кредитору. Никаких иных правовых последствий недействительная сделка за собой не влечет. Только цессионарий имеет право затребовать по суду компенсацию от первоначального кредитора за понесенные убытки.

Записаться на консультацию

Последствия признания цессии недействительной

Ссылки на документы откроются в вашем комплекте СПС КонсультантПлюс. Если нужного документа в комплекте нет — закажите его. Это бесплатно! (сервис доступен для клиентов АПИ и компаний Нижегородской области)

В случае недействительности договора, по которому исполнение за должника произведено третьим лицом, реституция осуществляется в отношениях между сторонами сделки. Правом на включение в реестр требований кредиторов требования о возврате уплаченного по недействительной сделке в случае банкротства одной из ее сторон обладает контрагент по договору, а не третье лицо, исполнившее обязательство.

Между банком и И. заключен договор цессии, в соответствии с которым банк (цедент) уступил И. (цессионарий) права требования к К. по кредитному договору, а также по договорам, обеспечивающим исполнение кредитных обязательств.

За приобретаемые права оплата произведена со счета отца И.

Приказом Банка России у банка отозвана лицензия на осуществление банковских операций, назначена временная администрация по управлению кредитной организацией.

Определением арбитражного суда первой инстанции по заявлению конкурсного управляющего должником договор цессии признан недействительной сделкой на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, восстановлены права банка по кредитному договору к К. в качестве последствий недействительности.

И. обратилась к конкурсному управляющему банком-должником с заявлением о включении требования о возврате денежных средств, уплаченных банку по признанному недействительным договору цессии, в реестр требований кредиторов.

Конкурсный управляющий должником отказал в удовлетворении заявления ввиду принадлежности денежных средств отцу И., с банковского счета которого были оплачены уступленные в пользу И. права.

Несогласие И. с позицией конкурсного управляющего должником послужило основанием для ее обращения в суд с заявлением.

Определением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного суда апелляционной инстанции, требования И. признаны обоснованными и подлежащими удовлетворению за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, предъявленных в установленный срок и включенных в реестр требований кредиторов должника. Суды, руководствуясь ст. 167 и 313 ГК РФ, пришли к выводу, что надлежащей двусторонней реституцией в данном случае будет восстановление прав требования к банку у И., являвшейся стороной сделки, признанной впоследствии недействительной. Оплата третьим лицом договора цессии законна и не лишает И. права требования возврата денежных средств у банка, так как ее отец не являлся самостоятельным участником сделки.

Постановлением арбитражного суда округа указанные судебные акты отменены, в удовлетворении заявления отказано. Суд пришел к противоположному выводу, указав, что надлежащей двусторонней реституцией по данному обособленному спору является восстановление задолженности банка перед отцом И., что может привести к восстановлению именно того положения, которое существовало до совершения подозрительной сделки.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила постановление арбитражного суда округа и оставила в силе судебные акты арбитражных судов первой и апелляционной инстанций по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке.

Как верно установили суды первой и апелляционной инстанций, признанная недействительной уступка права требования состояла из двух встречных обязательств, где, с одной стороны, И. получила от банка право требования к К. по кредитному договору, а, с другой стороны, — банк получил от И. денежные средства в счет оплаты уступленного им права.

В данном случае отец И., перечисливший в порядке ст. 313 ГК РФ денежные средства за свою дочь, не являлся самостоятельным участником оспоренной сделки.

Соглашение, лежащее в основании банковской операции по переводу денежных средств со счета отца И. в пользу банка в качестве оплаты сделки, а также обстоятельства оплаты третьим лицом за цессионария договора уступки права требования, не являлись предметом оспаривания конкурсным управляющим должником, не были признаны недействительными, следовательно, не лишали И. права требования оплаченных денежных средств с банка ввиду признания недействительной сделкой договора цессии, стороной по которому выступала она.

Таким образом, арбитражные суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о том, что признание соответствующей сделки недействительной влечет восстановление права требования И. к банку как стороны признанной недействительной сделки, а у арбитражного суда округа отсутствовали основания для отмены судебных актов.

ВС реабилитировал цессию как сделку в деле о банкротстве

Для установления факта недействительности сделки в деле о банкротстве судам нужно «обладать информацией как о стоимости имущества, переданного должником по сделке, так и о стоимости полученного за данное имущество предоставления», объяснила коллегия по экономическим спорам Верховного суда РФ. Однако нижестоящие суды не установили цену переданных прав, указал ВС, отменяя их акты о признании недействительными договоров цессии между входящей в холдинг «Миэль» ЗАО «Миэль-Новостройки» и «ТГК. Юридическая практика».

Спор между компаниями разгорелся в 2013 году, когда Анна Мариничева, конкурсный управляющий оказавшейся в процедуре банкротства «Миэль-Новостройки», обнаружила заключенные в период подозрительности договоры цессии. По ним в 2012 году компания уступила права требования на 136,4 млн руб. к ООО «Стройсимвол» компании «ТГК. Юридическая практика» за 1,86 млн руб.[1] Мариничева сочла сделку недействительной и обжаловала. Три инстанции с ней согласились.

Однако ни одна из них, прежде чем признавать сделку недействительной, не разобралась в равноценности или неравноценности встречного исполнения по сделке, следует из определения ВС (Ольга Киселева, Елена Золотова и Наталья Чучунова), опубликованного 21 июня. Члены экономколлегии обратили внимание на то, что спорящие стороны представили в суд по два отчета о рыночной стоимости уступленных прав. По отчетам «ТГК. Юридическая практика» цена по договорам цессии была рыночной, в связи с чем состоявшееся предоставление можно признать равноценным. Из отчетов конкурсного управляющего следовало, что рыночная цена уступленных прав более чем в 60 раз была выше фактически заплаченной за них.

«Существование четырех отчетов об оценке, обусловливающих совершенно разную стоимость предмета оценки, должно было вызвать у суда разумные сомнения в достоверности сведений, содержащихся в каждом из таких отчетов», — говорится в определении ВС. Члены экономколлегии указали, что суды должны были предложить сторонам провести судебную экспертизу по спорному вопросу. «Однако суд не только не поставил перед сторонами вопрос о назначении судебной экспертизы, но и отказал «ТГК. Юридическая практика» в удовлетворении соответствующего ходатайства, чем существенно нарушил нормы процессуального права», — резюмировала коллегия ВС.

Читайте также  Как правильно заполнить договор купли продажи?

Также она обратила внимание на то, что нижестоящие суды оставили без внимания довод «ТГК. Юридическая практика» о том, что ранее была введена процедура конкурсного производства в отношении заемщика «УКМ». К ней «Стройсимвол» в 2011 году переуступил права требования компании «Миэль-Новостройки».

В связи с этим ВС сделал вывод о «преждевременности» применения судами п.1 ст.61.2 Закона о банкротстве о признании сделки недействительной, а также ст.10 и 168 ГК, так как «наличие злоупотребления в действиях сторон мотивировано исключительно фактом вывода дорогостоящих активов также по заниженной цене».

Не все цессии — намеренный вывод имущества

Ключевым в рассматриваемом деле нужно считать не вопрос права, а вопрос факта: «является ли цена уступки рыночной», считает юрист юридической компании «Хренов и партнеры» Сергей Морозов.

Однако он не соглашается с обоснованием судьями своей позиции. По его мнению, «у ВС РФ было и другое, более подходящее, основание для отмены, как, например, выяснение вопроса соответствия цены уступки рыночным ценам». «В цену входит не только небольшая фиксированная сумма, но и премия в размере 80% от взысканной впоследствии суммы. То есть, сравнивая цену отчуждения с рыночной, суд, по сути, принимал во внимание лишь ее небольшую часть, что могло привести к вынесению неправильного решения, — считает эксперт. — Именно в этом заключалась ключевая ошибка нижестоящих судов при рассмотрении этого дела, и именно ее следовало исправить ВС РФ».

С выводом экономколлегии о необходимости проведения экспертизы согласна адвокат коллегии адвокатов «Клишин и Партнеры» Мария Хохлова. Она отмечает, что сегодня не существует универсальных, общепринятых оценочных методик для оценки прав требований. По ее мнению, с учетом наличия нескольких экспертиз с различными результатами оценки, при наличии ходатайства со стороны одной из сторон суды должны были назначить судебную экспертизу для определения рыночной стоимости уступаемого права требования.

По мнению юриста юридической фирмы Vegas lex Татьяны Светловой, сегодняшняя практика ВС формирует устойчивую позицию, «направленную на блокирование схем по выводу имущества должника в преддверии несостоятельности», данным же решением «суд поддерживает позицию должника, указывая на то, что не все цессии, заключенные в преддверии банкротства, означают намеренный вывод имущества, а низкая цена не всегда свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны должника и контрагента».

Светлова считает, что по договору цессии цедент всегда «сталкивается с риском понести убытки», ведь в первую очередь уступаемое требование — это имущественное право. Здесь суды не учли «финансовое положение должника по цессиям», считает она, а также «фактически оценивали уступленные права по номиналу, что является сомнительным с учетом необходимых временных и финансовых затрат на фактическое взыскание долгов». «Данное решение Верховного суда несомненно имеет прецедентное значение, позволяет несколько «реабилитировать» цессию как сделку, на сегодняшний день одну из самых оспариваемых в процессе банкротства», — считает Светлова.

Высший арбитражный суд РФ исходил из того, что при выяснении эквивалентности размеров переданного права (требования) и встречного предоставления необходимо исходить из конкретных обстоятельств дела, напоминает Хохлова (п.10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса РФ»). В таких случаях суд должен исходить из конкретных обстоятельств дела, должны учитываться платежеспособность должника, степень спорности передаваемого права требования, а также иные обстоятельства, влияющие на действительную стоимость уступаемого права требования, являющегося предметом договора уступки.

1. В 2006 году ЗАО «Миэль-Недвижимость» предоставило ЗАО «УКМ» заем 124,35 млн руб., через три года переуступило право на остаток в 83,9 млн рублей ООО «Стройсимвол». Ранее, в августе 2008 года, «Стройсимвол» предоставил «УКМ» еще один заем на 90 млн руб. В августе 2011 года он за сумму невыплаченного остатка по займам переуступил права требования по ним компании «Миэль-Новостройки».

Оплата третьим лицом договора цессии не лишает цессионария права требования возврата денег у должника

Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС19-2386 (11) по делу № А40-12417/2016, в котором разобрался, лишает ли цессионария оплата третьим лицом договора цессии права требования возврата денежных средств у должника.

11 декабря 2015 г. между ООО «Коммерческий банк “Эргобанк”» и Натальей Ирченко был заключен договор цессии, в соответствии с которым банк уступил ей права требования к Вадиму Кондратьеву по кредитному договору, а также по договорам, обеспечивающим исполнение кредитных обязательств. За приобретаемые Натальей Ирченко права со счета ее отца была произведена оплата в размере почти 15 млн руб.

15 января 2016 г. у банка была отозвана лицензия на осуществление банковских операций, назначена временная администрация по управлению кредитной организацией. А 24 декабря 2018 г. Арбитражный Суд г. Москвы по заявлению конкурсного управляющего признал договор цессии недействительной сделкой на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, восстановил права банка по кредитному договору к Вадиму Кондратьеву в качестве последствий недействительности.

Наталья Ирченко обратилась к конкурсному управляющему с заявлением о включении почти 15 млн руб., уплаченных банку по признанному недействительным договору цессии, в реестр требований кредиторов должника, однако получила отказ ввиду принадлежности денег ее отцу, с чьего счета была произведена оплата по договору цессии.

Женщина обратилась в суд с возражениями на отказ конкурсного управляющего включить ее требования в реестр. Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций сослались на ст. 167 и 313 ГК. Они пришли к выводу о необоснованности отказа конкурсного управляющего, указав, что надлежащей двусторонней реституцией в данном случае будет восстановление прав требования к банку у Натальи Ирченко, являвшейся стороной сделки, признанной впоследствии недействительной. Оплата третьим лицом договора цессии законна и не лишает Наталью Ирченко права требования возврата денежных средств у банка, так как ее отец не являлся самостоятельным участником сделки.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд округа указал, что надлежащей двусторонней реституцией по данному обособленному спору является восстановление задолженности банка перед отцом Натальи Ирченко, что приведет к восстановлению именно того положения, которое существовало до совершения подозрительной сделки.

Наталья Ирченко обратилась в Верховный Суд. Изучив материалы дела, ВС заметил, что суды первой и апелляционной инстанций верно установили, что признанная недействительной уступка права требования состояла из двух встречных обязательств, где, c одной стороны, Ирченко получила от банка право требования к Кондратьеву по кредитному договору, а, с другой стороны, банк получил от нее денежные средства в счет оплаты уступленного им права.

Суд указал, что в данном случае отец Натальи Ирченко, перечисливший в порядке ст. 313 ГК денежные средства, не являлся самостоятельным участником сделки. ВС заметил, что соглашение, лежащее в основании банковской операции по переводу денежных средств со счета отца Натальи Ирченко за нее в пользу банка в качестве оплаты сделки, а также обстоятельства оплаты третьим лицом за цессионария договора уступки права требования не являлись предметом оспаривания конкурсным управляющим, не были признаны недействительными, следовательно, не лишают женщину права требования уплаченных денежных средств с банка ввиду признания недействительной сделкой договора цессии, стороной по которому выступала она.

Таким образом, подчеркнул ВС, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о том, что признание соответствующей сделки недействительной влечет восстановление права требования Ирченко к банку как стороны признанной недействительной сделки, а у суда округа отсутствовали основания для отмены судебных актов. Верховный Суд отменил постановление суда округа, оставив в силе решения нижестоящих инстанций.

В комментарии «АГ» адвокат, партнер АБ «Синум АДВ» Артем Казанцев заметил, что вопрос о применении последствий недействительности сделки становится предметом рассмотрения Верховного Суда не в первый раз. В частности, высшие суды неоднократно разъясняли, что последствия недействительности сделки могут быть применены лишь к сторонам этой сделки (Определение ВС от 15 мая 2012 г. № 67-В11-10; Определение Верховного Суда от 10 мая 2011 г. № 37-В11-1; Постановление Президиума ВАС от 21 ноября 2006 г. № 9308/06 по делу № А32-17881/2003-39/227).

Несмотря на это, указал Артем Казанцев, судебная практика по-прежнему не выработала единого подхода по некоторым вопросам. В частности, в рамках дела, ставшего предметом рассмотрения Верховного Суда 9 ноября 2020 г., в обособленных спорах с аналогичными обстоятельствами при применении последствий недействительности сделки суд признавал право требовать возврата денежных средств за лицами, фактически перечислившими денежные средства за сторону договора уступки.

Читайте также  Какие бывают договора в гражданском праве?

«В рассматриваемом определении Верховный Суд обратил внимание, что третье лицо, перечислившее в порядке ст. 313 ГК РФ денежные средства за свою дочь, не являлось самостоятельным участником оспоренной сделки и не может занять место стороны сделки, к которой применяются последствия ее недействительности. Данная позиция Верховного Суда последовательна и логична. Согласно п. 5 ст. 313 ГК к третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по обязательству в соответствии со ст. 387 ГК РФ, что не свидетельствует о приобретении таким третьим лицом прав должника, обязательство по оплате которого было исполнено», – заключил Артем Казанцев.

Его коллега, адвокат АБ «Синум АДВ» Андрей Амбарцумов заметил, что постановление кассации искренне удивляет: «Арбитражный суд Московского округа, чересчур буквально толкуя норму о восстановлении первоначального положения, которое существовало до совершения сделки, посчитал, что право на включение в реестр имеет не цессионарий, а третье лицо, исполнившее за него обязательство. Однако исполнение обязательства третьим лицом за должника не делает его автоматически кредитором по встречному обязательству», – указал адвокат. Он добавил, что, отменяя кассационное постановление, Верховный Суд поступил в полном соответствии с законом и сложившейся судебной практикой.

Адвокат, старший партнер АБ «Юрлов и Партнеры» Кирилл Горбатов отметил, что с учетом того обстоятельства, что управляющим не оспаривалась ни сделка цессии, ни платеж во исполнение обязательств цессионария со стороны третьего лица, в силу ст. 313 ГК обязательство считается исполненным непосредственно цессионарием. «Поскольку оплата признана недействительной в порядке реституции, восстанавливается положение, которое существовало до совершения сделки, но не в фактическом (как посчитал суд округа), а в юридическом смысле. В данном случае третье лицо, осуществившее платеж, вправе требовать расчетов у лица, за которого происходила оплата, но никак не с кредитором (банком)», – указал он.

Расторжение договора цессии по соглашению сторон

  • Способы расторжения договора уступки права требования
  • Соглашение о расторжении договора цессии и расторжение в судебном порядке
  • Как оспорить договор цессии — признать его недействительность или незаключенность?
  • По каким основаниям невозможно признание недействительным договора уступки права требования?
  • Итоги

Расторжение договора цессии по соглашению сторон возможно в большинстве случаев. Мы расскажем, какие вопросы необходимо предусмотреть в соглашении о расторжении договора уступки права требования, а также можно ли иным способом прекратить его действие либо признать незаключенным (недействительным).

Способы расторжения договора уступки права требования

Уступка права требования рассматривается как способ заменить кредитора. Оформляется она договором — двух- или трехсторонним (в редких случаях).

В отсутствие специальных норм расторжение соглашения, по которому передаются обязательства и меняется кредитор, подчиняется общим нормам, а именно:

  • прекращение договора по согласованию с контрагентом (п. 1 ст. 450 ГК РФ);
  • прекращение судебным решением по иску одного из контрагентов, если имело место существенное нарушение другой стороной (подп. 1 п. 2 ст. 450 ГК РФ) или существенное изменение обстоятельств (ст. 451 ГК РФ).

ВАЖНО! Невозможно прекратить договор после передачи денег и документов, удостоверяющих требование, т. е. после надлежащего исполнения (определение ВС РФ от 08.06.2015 по делу № А46-14792/2013).

  • стороны могут договориться о специальных, отсутствующих в законе причинах для одностороннего расторжения договора либо реализации права на односторонний отказ от него во внесудебном порядке (ст. 310, п. 1 ст. 450.1 ГК РФ);
  • если договор о передаче права требования — одна из поименованных ГК РФ сделок (дарение, купля-продажа и т. п.), к нему применяются правила о соответствующей сделке, в том числе в части расторжения (п. 1 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 54, далее — постановление № 54).

ВАЖНО! Трехсторонний договор цессии (с участием должника) можно расторгнуть, лишь достигнув соглашения трех сторон. Договоренности цедента и цессионария недостаточно (постановление 3-го ААС от 15.04.2013 по делу № А33-13028/2010д9).

Соглашение о расторжении договора цессии и расторжение в судебном порядке

Составляя соглашение о расторжении договора цессии, необходимо предусмотреть:

  • вопрос расчетов (возврат денег или возмещение оплаты за право, произведенной иным способом);
  • момент прекращения договора (принципиально важно для контракта, по которому переходило несколько прав требования в течение некоторого времени, т. к. часть договорных обязательств может быть надлежаще исполнена и не подлежит расторжению);
  • обязанность по предупреждению должника о том, что право требования по-прежнему принадлежит первоначальному кредитору (если его успели уведомить о переходе права);
  • вопросы возмещения убытков одной из сторон.

Расторжение договора в судебном порядке, как было сказано выше, возможно лишь при наличии особых оснований. Тогда как для расторжения договора уступки права требования по соглашению сторон достаточно их волеизъявления.

В настоящее время еще не сложилась практика применения п. 1 постановление № 54, в связи с чем сложно сделать выводы о том, какие нормы о расторжении отдельных видов договоров удобно применить к цессии соответствующего вида. Ранее же суды отказывали в применении таких оснований к расторжению, опираясь лишь на общие нормы ст. 450 (определение Свердловского облсуда от 11.07.2012 по делу № 33-7405/2012).

Вследствие этого можно рекомендовать:

  • опираться на общие нормы о расторжении договоров, в отношении которых сложилась устойчивая практика применения их к цессии;
  • обосновывая позицию нормами о расторжении договора купли-продажи и т. п., следить, чтобы предлагаемое основание для расторжения не противоречило правовой сущности цессии;
  • заблаговременно предусмотреть в договоре основания для расторжения.

Как оспорить договор цессии — признать его недействительность или незаключенность?

Если сторона контракта считает, что защитить свое право можно, лишь полностью лишив юридической силы сделку с момента ее заключения, целесообразно рассмотреть вопрос, как оспорить договор цессии.

В качестве перспективного правового основания для оспаривания договора цессии по недействительности можно рассмотреть:

  • мнимый характер сделки, поскольку долг был спешно передан цессионарию после того, как цедент узнал о наложении ареста на дебиторскую задолженность (постановление АС ВВО от 15.08.2017 по делу № А43-28441/2016);
  • целью сделки было злоупотребление правом, а именно сокрытие прав требования от взыскания кредиторами (постановление АС МО от 01.03.2018 по делу № А40-135587/16);
  • отсутствие одобрения сделки компетентным органом юрлица (постановление АС Уральского округа от 22.01.2018 по делу № А47-8957/2013);
  • несоответствие прямому указанию закона, например уступка прав бенефициара по гарантии без уступки прав по основному обязательству (см. п. 9 постановления № 54).

Незаключенным договор цессии чаще всего признается по причине несогласования предмета, которое может выражаться в том, что:

  • не указаны реквизиты договора, из которого возникло передаваемое обязательство — данное основание неприменимо, если между сторонами, упомянутыми в договоре уступки, в принципе существовал лишь один договор и возникло одно неисполненное обязательство (см. п. 12 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120, далее — письмо № 120);
  • не указаны конкретное основание требований и период их возникновения, если передается требование из длящегося договора (п. 13 письма № 120).

По каким основаниям невозможно признание недействительным договора уступки права требования?

К недействительности уступки требования не приводит:

  • недействительность передаваемого требования — цессионарий лишь вправе требовать от цедента возмещения убытков (п. 1 письма № 120);
  • невозможность перехода требования (п. 8 постановления № 54);
  • передача прав требования по обязательству, которое может возникнуть у должника только перед специальным субъектом, например кредитной организацией (п. 2 письма ВАС РФ № 120);
  • указание на переход прав требования лишь после их оплаты (постановление Президиума ВАС РФ от 30.03.2010 № 16283/09 по делу № А34-571/2009);
  • отсутствие указания на размер оплаты права — в таком случае плата определяется по общим правилам п. 3 ст. 424 ГК РФ (п. 3 постановления № 54);
  • отсутствие регистрации уступки права требования, возникшего из договора, который подлежит госрегистрации — сделка по переходу права требования в данном случае будет иметь последствия для цедента, цессионария, надлежаще уведомленного должника, но не имеет юридической силы для трех лиц (см. п. 2 постановления № 54).

Итоги

Таким образом, расторжение договора уступки права требования по соглашению сторон возможно, но только до момента исполнения обязательств по такому договору. В случае если должника успели предупредить о переходе права новому кредитору, понадобится сообщить ему и о расторжении договора цессии.

Признание недействительным договора уступки права требования непросто. Зачастую формально одинаковые основания (например, неуказание на реквизиты договора, из которого возникло уступаемое обязательство) в разных обстоятельствах суды оценивают противоположным образом.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: